Главная > Экономика > От первого лица

28.11.2016

Челябинский электрометаллургический комбинат (ЧЭМК)

Павел Ходоровский: Мы можем полностью удовлетворить спрос российских предприятий

Новости промышленности. Челябинск. 28 ноября 2016 г. CHELINDUSTRY.RU - О том, как диверсифицируется производство внутри заводов  Урало-Сибирской металлургической компани рассказал генеральный директор ЧЭМК Павел Ходоровский.

Челябинский электрометаллургический комбинат создает фактически безотходный цикл производства за счет инвестиций в модернизацию и экологию.

Об этом рассказал генеральный директор АО «ЧЭМК» Павел Ходоровский.

- Павел Яковлевич, как влияет экономическая ситуация в России на металлургический рынок в целом и на производство ферросплавов в частности?

- Любые изменения на предприятии зависят от экономики, и не только российской, но и мировой. За последние два-три года металлургический рынок сильно просел. Уменьшились и спрос на сталь, и объемы ее выпуска. А наша продукция предназначена для больших металлургических предприятий — сталь без ферросплавов не производят. Поэтому мы очень зависимы от заказчика: растет спрос на ферросплавы, растет рынок сбыта — растут цены. С 2015-го, к сожалению, идет уменьшение. Сложно сказать, достигло ли оно низшей точки, но пока увеличения не наблюдается.

- Показатели работы ЧЭМК в течение двух последних лет относительно стабильны. В 2017-м рост не прогнозируете?

- Все зависит от рынка: мы планируем производство, отталкиваясь исключительно от его потребностей. В 2015-м ЧЭМК произвел около 800 тыс. тонн ферросплавной продукции, суммарная выручка составила примерно 49 млрд рублей. С января по ноябрь 2016 года выпущено около 600 тыс. тонн продукции и получено около 35 млрд рублей прибыли. Да, результаты этого года сохранятся на уровне 2015-го, и 2017 год по объемам, думаю, будет таким же. Главное — если мы увидим, что появилась дополнительная потребность, мы всегда сможем сразу увеличить производство и по номенклатуре, и объему — за счет, например, перераспределения мощностей внутри холдинга или увеличения производительности.

- ЧЭМК входит в список крупнейших экспортеров Урала. Как выглядит сегодня мировой рынок ферросплавов? В какой пропорции идет на экспорт ваша продукция?

- Главный производитель ферросплавов в мире — Китай, он и определяет мировые цены. КНР производит массовые ферросплавы — ферросилиций и силикомарганец, хром в меньшей степени. Китайские ферросплавы чаще всего нужны китайским же металлургам, но как только у них уменьшается внутреннее производство стали, они выбрасывают больше продукции на внешний рынок.

Наш холдинг во многом экспортно ориентирован. На экспорт от нас идет низкоуглеродистый феррохром преимущественно с Серовского завода, с «Кузнецких ферросплавов» — ферросилиций. Это примерно половина всей выпускаемой продукции. В прошлом году экспортная часть выручки превысила 20 млрд рублей. 

Это не значит, что мы работаем предпочтительно на экспорт, силикомарганец за границу, к примеру, не продаем. Мы можем полностью удовлетворить спрос российских предприятий, но мощности холдинга позволяют производить продукции сверх потребности отечественной стальной промышленности. Все, что не реализуется здесь, идет на внешний рынок. География весьма обширна: Европа, Соединенные Штаты, Япония, Южная Корея. Продукция везде востребована, везде сертифицирована. По качеству мы находимся на уровне мировых стандартов, а в ряде случаев производим продукт лучше.

- А что происходит на внутреннем рынке? В этом году по ходатайству ЧЭМК введена антидемпинговая пошлина на ввоз в Россию украинских марганцевых ферросплавов. Своего рода «программа импортозамещения».

- Ну принципиально так оно и есть. Почему допускался ввоз дешевых украинских марганцевых сплавов вместо поддержки отечественной индустрии их производства?

До введения пошлин мы не могли увеличить производство своего силикомарганца. Теперь, когда правительство России установило заградительную меру, у нас появились и возможность, и перспективы нарастить выпуск именно марганцевых сплавов, закрыв, таким образом, 100% потребности отечественных металлургов. Естественно, какая-то квота будет ввозиться из Норвегии, из Китая, немного производит Грузия. Но львиная доля, конечно, шла с Украины. А сейчас мы заместим ее отечественным производством.

- Производители марганцевых сплавов в последнее время заметно активизировались. Выгодно?

- Нет, цены на ферросплавы просели. Но металлический марганец постоянно востребован, так как износостойкие, жаропрочные стали без него не производятся. А на слуху он потому, что с рынка исчезает Украина, а Россия выходит на большие объемы по производству. Мы развиваем производство марганца, потому что появилась возможность поставок. За границу он не идет.

Первые опыты по марганцу мы начали в 90-е годы. При советской власти на ЧЭМК марганец совсем не производился. Комбинат был спроектирован для производства абсолютно всех ферросплавов кроме марганцевых, которые выпускались тогда только на Украине и в Грузии. Все украинские ферросплавные заводы построены для марганца, там огромная рудная база, очень большие запасы. Но в них содержится много фосфора, а этот элемент вреден для производителей стали. Если в руде изначально есть фосфор, то его извлечь оттуда вы не сможете, он все равно уйдет в металл.

В казахстанских и других импортных рудах фосфор очень низкий.

- За каждым предприятием холдинга, как вы сказали, закреплен определенный список номенклатуры. С чем связана диверсификация?

- Мы, естественно, стремимся к тому, чтобы оптимизировать номенклатуру — сосредоточить производство продукции близкой номенклатуры на конкретных предприятиях. Пока удается. ЧЭМК специализируется на марганцевых сплавах, в том числе на силикомарганце и ферромарганце. На Серовском металлургическом ферросплавном сосредоточен выпуск хромовых сплавов: этот завод проектировался и всегда работал на хромах. А сибирская группа, «Кузнецкие ферросплавы», производит ферросилиций. Хотя все равно деление условно: на ЧЭМК по необходимости можно делать весь спектр продукции. Да, мы пока стремимся увеличить долю марганцевой составляющей, но производим здесь и ферросилиций, и феррохром. Комбинат еще во времена советской власти был разноплановым — таковым он и остался. Тогда, кстати выпускали и ферромолибден, и ферровольфрам, и силикокальций. Сейчас есть стремление сосредоточиться больше на производстве марганцевых сплавов.

- Насколько ЧЭМК сегодня зависим от сырья, от рудной базы?

- Зависим, как и любые производители. Большим металлургам нужна железная руда, нам — марганцевая и хромовая. Замечу, что со времен Советского Союза все ферросплавные руды традиционно находились не в России: хромовая — в Казахстане; марганцевая — на Украине. Вопрос с хромовыми рудами мы во многом решили: приобрели вместе с Серовским ферросплавным заводом большое Южно-Сарановское хромовое месторождение с действующей шахтой в Пермском крае. Плюс у нас есть хромовый рудник рядом с поселком Харп на Полярном Урале. Можно сказать, основная часть хромовой руды у нас в собственности, остальное докупаем в Казахстане. Обогащаем на собственной фабрике в Златоусте: за последние десять лет модернизировали ее до самого высокого уровня. Теперь можем получать высококачественные хромовые концентраты из бедных руд, которые затем идут на производство ферросплавов. Это, кстати, и есть импортозамещение — собственная хромово-рудная база. В итоге мы независимы ни от Казахстана, ни от других стран.

Про марганцевые руды такого, к сожалению, сказать нельзя. Почти все сырье покупаем в Казахстане или в дальнем зарубежье. Получили лицензию на большое месторождение «Марганец-Коми», но пока его разработка — только планы. Принципиально можем начать хоть завтра, сразу после приобретения даже добыли около
50 тыс. тонн руды, попробовали ее. Но пока есть обеспеченность импортным сырьем, мы не начинаем разработку.

— Комбинат проводит программу модернизации. Сколько она стоит и на какие тренды в металлургии вы ориентируетесь?

- Сумму инвестиций пока не разглашаем. Один из трендов — производство ферросплавов любого фракционного состава. В советское время мы производили крупнофракционную продукцию, потому что отечественная сталепромышленность «съедала» куски любого размера. На экспорт же требуется продукт мелкой фракции. Постепенно модернизировались и российские металлургические заводы — на них были установлены печи-ковши, которые выплавляют очень качественную сталь и требуют ферросплавов разных фракций. Поэтому последние 10 — 15 лет мы создавали мощные дробильные комплексы, чтобы занять эту огромную нишу на рынке. Потому сегодня у нас ферросплавы производятся именно той фракции, которой хочет заказчик.

Сегодня прорабатывается крупный инвестиционный проект строительства аргонно-кислородного конвертера, его стоимость не разглашается. С его появлением мы сможем производить среднеуглеродистый феррохром — ферросплав, используемый для производства легированной стали (сегодня ЧЭМК выпускает низкоуглеродистый и высокоуглеродистый). Выпускать его традиционным методом очень затратно по расходу электроэнергии — если процесс идет в три стадии. А предложенная нам американцами энергосберегающая технология подразумевает одностадийный процесс. Мы выбираем проект, затем закажем оборудование. Для конвертера уже определено место в действующем цехе. Запуск производства открывает большие перспективы для предприятия, это очень востребованный продукт, особенно на внешнем рынке.

- В декабре ЧЭМК завершает большой инвестиционный проект, призванный в числе прочего смягчить сырьевую проблему.

- Материалы, которые остаются как вторичное сырье после основного производства, имеют мелкую фракцию и для прямого изготовления ферросплавов непригодны, не подходят для плавки в печах. Обычно их отсеивают и складируют отдельно. С установкой, которая сегодня проходит пусконаладочные работы, мы можем брикетировать силикомарганцевые, хромовые мельчайшие фракции руды и уловленной пыли и использовать их повторно, извлекая ту же самую руду. Оборудование американское.

- Как это отразится на экологичности производства?

- Инвестируя в развитие производства, мы убиваем двух зайцев: улучшаем экологию, создавая так называемый замкнутый безотходный цикл, и получаем экономический эффект — уловленные материалы, которые раньше просто вылетали в воздух или лежали невостребованные, возвращаются в цикл производства или продаются как готовый продукт. Сначала мы вложили около10 млрд рублей в строительство мощных газоочистных комплексов, чтобы вторичный материал не улетал в воздух. Сегодня он улавливается и складируется. Это пылевидная часть той самой исходной руды. А потом мы ее брикетируем и отправляем назад в печь. Для этого и существует вторичное производство. Также у нас есть цех отсадочных машин, где с помощью воды шлак отделяется от металлической составляющей. Она идет на продажу, а чистый шлак или щебень в стройиндустрию. Это хорошая добавка в асфальт, в бетон.

Также в процессе производства ферросилиция в качестве вторичного продукта получается микрокремнезем — очень востребованная во всем мире добавка в бетон, сообщающая ему пластичность. Микрокремнезем мы частично отправляем на экспорт, к примеру, он востребован в странах, которые активно занимаются строительством на воде — те же Арабские Эмираты. Чтобы уплотнить материал для лучшей транспортировки мы построили установку на ЧЭМК. Подобная уже есть на «Кузнецких ферросплавах».

- Если мы заговорили о деньгах из шлака, может быть, что-то удастся найти в отвале ЧЭМК?

- Уменьшить отвал — следующая задача менеджмента завода. Туда 80 лет все складировалось, он законсервирован вот уже десять лет. Там фактически горное плато, где лежит до 20 млн тонн спрессованных шлаков и отходов, перепутанных между собой. И металл там внутри, безусловно, есть. Начало работы с отвалом подразумевает начало горных работ, строительство перерабатывающих комплексов. Это огромная работа. Мы заключили договор на разработку проекта рекультивации отвала, конечная цель — восстановление территории и создание на ее месте зоны отдыха. Но это дело будущего, проект должен быть подготовлен, должен пройти государственную экспертизу

Служба новостей chelindustry.ru

Тэги: ЧЭМК, Павел Ходоровский, ,

Версия для печати



Публикации

23.06.2017
Кубанские вина «Арианта» завоевали три золотые медали конкурса «MUVINA-2017»

Кубанские вина «Арианта» завоевали три золотые медали конкурса «MUVINA-2017»
Вина компании «Кубань-Вино» холдинга «Ариант» высоко оценили на международном конкурсе в Словакии.
22.06.2017
В Челябинске новый дом для переселенцев из аварийного фонда подключили в сетям

В Челябинске новый дом для переселенцев из аварийного фонда подключили в сетям
Энергетики «Челябэнерго» построили электрические сети для важной социальной новостройки.

От первого лица

21.06.2017
Сергей Сушков: почти все районы выполнили план посевной

Сергей Сушков: почти все районы выполнили план посевной
Челябинская область наращивает производство продукции растениеводства с целью выйти на уровень полного обеспечения продовольственной безопасности.
19.06.2017
Сергей Шаль: В этом году на дороги будут направлены 12,5 млрд рублей

Сергей Шаль: В этом году на дороги будут направлены 12,5 млрд рублей
В Челябинской области на дороги, газификацию и коммунальную инфраструктуру дополнительно направлено 2,9 млрд рублей.